ИНФОГРАММЫ



 

Призывникам


Военнослужащим по призыву

Уклонистам


АНОНСЫ

Объявлен III-й Всероссийский конкурс «Делай, как я!» среди руководителей, педагогов (инструкторов) и воспитанников военно-патриотических клубов (объединений), общественных организаций военно-патриотической направленности, действующих на территории Российской Федерации. Заявки принмаются до 30 ноября 2017г.. Подробнее

______________________________

 

Российским Союзом ветеранов проводится Всероссийский конкурс «Растим патриотов России. Живем и помним 2016-2020 годов», посвященный 75-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. На конкурс могут быть представлены методические пособия, работы педагогических работников и педагогических коллективов образовательных учреждений, центров, военно-патриотических клубов, детских общественных объединений, а также специалистов министерств, ведомств и общественных организаций Российской Федерации. Возраст участников не ограничивается. Конкурс проводится по двум номинациям : 1. «Подвиг бессмертен»; 2. «В авангарде патриотических дел». Положение



Великие стратеги ХХ века — Маршалы Победы Г.К. Жуков и К.К. Рокоссовский

 

ОЧЕРКИ И ВОСПОМИНАНИЯ

Куманёв Георгий Александрович — руководитель Центра военной истории России Института российской истории Российской академии наук (ИРИ РАН), главный научный сотрудник ИРИ РАН, академик РАН, профессор (117036, Москва, ул. Дмитрия Ульянова, д. 19).

Великие стратеги ХХ века — Маршалы Победы Г.К. Жуков и К.К. Рокоссовский

Вторая мировая война, не имевшая равных в истории человечества, выдвинула плеяду выдающихся полководцев, которые внесли значительный вклад во многие операции, развитие военного искусства и военной науки. В ряду этих полководцев уже в ходе войны особый авторитет и широкую известность во всём мире приобрели советские военачальники Г.К. Жуков, А.М. Василевский, К.К. Рокоссовский, И.С. Конев, Р.Я. Малиновский, Ф.И. Толбухин, Л.А. Говоров, И.Х. Баграмян, И.Д. Черняховский и многие другие. Эта статья посвящена памятным встречам с двумя из них — великими стратегами XX века Г.К. Жуковым и К.К. Рокоссовским.

Крупный американский военный историк Мартин Кайден в книге «Тигры горят», опубликованной в 1974 году, разъяснял своим забывчивым соотечественникам: «У нас, на Западе, были крупные военные. На память приходит генерал Джордж Паттон. Были фельдмаршал Бернард Монтгомери и генерал Дуглас Макартур. Были и другие военные гиганты: адмирал Честер Нимиц, генерал Дуайт Эйзенхауэр. Но много ли исследователей теперь ушедшей в прошлое Второй мировой войны сразу же назовут имя Георгия Жукова? Сколько из них знают, кто он был и что он сделал? Многие ли понимают, что Жуков действительно был, по самой точной характеристике Гаррисона Солсбери, “полководцем полководцев в ведении войн массовыми армиями ХХ столетия”. Он нанёс немцам больше потерь, чем любой другой военачальник или группа их во Второй мировой войне. В каждой битве он командовал более чем миллионом людей. Он вводил в дело фантастическое количество танков. Немцы были более чем знакомы с именем и сокрушающим мастерством Жукова, ибо перед ними был военный гений»1.

Перечень подобных авторитетных и объективных мнений можно было бы продолжить. Причиной всеобщего признания полководческого мастерства нашего великого маршала были его дела, успехи и блистательные победы. Можно без преувеличения утверждать, что ни один крупный полководец ХХ века не оказывался по не зависящим от него обстоятельствам в столь неблагоприятных условиях и ни один из них не добивался таких выдающихся результатов, как Жуков. Именно Георгию Константиновичу, как никому другому, выпала завидная и вместе с тем очень сложная полководческая судьба. И он оказался не только достойным наследником всего богатства суворовской школы военной науки, но и сумел в тяжелейшие годы Великой Отечественной войны, когда решалась судьба нашей Родины и всей мировой цивилизации, творчески развить всё лучшее, что было в сокровищнице национального ратного искусства.

Жуков был щедро наделён теми качествами, которые способствовали его формированию как наиболее выдающегося полководца ХХ века. «Я всегда восхищался его неукротимой энергией, широтой и глубиной стратегического мышления, — писал Маршал Советского Союза А.М. Василевский. — Характерной чертой было его постоянное стремление научить командующих и войска искусству побеждать врага с наименьшими потерями и в короткие сроки. Нельзя не сказать при этом о его блестящем организаторском таланте… Это был человек огромного личного мужества и самообладания»2.

Жукова направляли на самые опасные, трудные и ответственные участки фронта, где во многом решались исход войны, судьба Отечества. По справедливому замечанию группы итальянских военных специалистов, авторов работы с характерным названием «Георгий Константинович Жуков. Остановил нацистов под Москвой», «Сталин срочно обратился к услугам Жукова, когда осенью 1941 года немцы развернули наступление на Москву. Хотя Сталин и опасается Жукова и его престижа у солдат, обойтись без него он всё же не может. Когда в первых числах сентября осложнилось положение на Ленинградском фронте, Жуков принимает командование группой армий этого направления»3.

По словам Георгия Константиновича, когда Сталин посылал его в Ленинград, он посчитал положение города практически безнадёжным. «Говорю Вам об этом первому, — рассказал мне маршал. — Сегодня секрета тут никакого уже нет… Сталин был намерен… взорвать и потопить корабли Балтийского флота. “Но всё-таки сделайте что-нибудь”, — произнёс Верховный…»4.

Новый командующий войсками Ленинградского фронта вместе с ленинградскими военными, партийными и советскими органами предпринял экстренные и действенные меры по повышению боеспособности частей и соединений, защищавших город на Неве. Он сумел максимально мобилизовать имевшиеся возможности, чтобы остановить врага, эффективно использовав для этого корабельную артиллерию Краснознамённого Балтийского флота, военизированные части различных ведомств, а для борьбы с немецкими танками — даже зенитную артиллерию. И главное, Жуков добился того, что его требование об удержании занимаемых рубежей стало для всех защитников Ленинграда непреложным законом. Попытка гитлеровцев захватить город оказалась сорванной, фронт стабилизировался.

В это время в исключительно опасном положении оказалась Москва. Противник 30 сентября, начав операцию «Тайфун», прорвал нашу оборону и окружил значительные силы Западного, Брянского и Резервного фронтов. Казалось, дни Москвы сочтены. В столь критический момент генерал армии Жуков был отозван из Ленинграда, на него по решению Государственного комитета обороны возложена ответственность за оборону столицы на рубежах западнее города. И Жуков оправдал надежды страны. Присущие ему глубокое предвидение намерений противника, уверенность и спокойствие, своевременные и решительные меры сыграли чрезвычайно важную роль в те драматические суровые дни. Георгий Константинович энергичными действиями восстановил управление войсками, опираясь на прибывшие резервы и пополнения, в том числе ополченские формирования, возродил фронт обороны. Группировка противника была измотана, его наступление остановлено.

В ноябре 1941 года Ставка Верховного Главнокомандования приступила к подготовке контрнаступления, первоначально с довольно скромными целями: снять непосредственную угрозу столице, отогнать захватчиков хотя бы на несколько десятков километров. Основные надежды возлагались на войска Западного фронта под командованием генерала армии Жукова.

Во время одной из встреч и бесед с Маршалом Советского Союза Г.К. Жуковым в его московской квартире в конце ноября 1966 года я спросил Георгия Константиновича: «Неужели, правда, о чем сейчас поговаривают и пишут некоторые досужие журналисты, что успех нашего контрнаступления под Москвой в значительной мере был связан будто бы с огромным превосходством в живой силе и технике, которое обеспечило наше руководство перед переходом в наступление 5—6 декабря 1941 года?»5. Он ответил: «Ресурсы нашей страны после больших потерь и разрушений в то время были крайне ограничены. Поэтому сравнительные данные показывают, что в тот период немецко-фашистские войска всё ещё превосходили войска наших трёх фронтов в живой силе в 1,5 раза, в артиллерии — в 1,8 раза, в танках — в 1,6 раза, и только по боевым самолётам они уступали нам в 1,6 раза»6. «Что же в таком случае обеспечило большой успех нашему контрнаступлению? — спросил маршал и ответил. — Особо следует выделить в числе других два важных фактора. Первый из них — это внезапность нашего перехода в контрнаступление против ничего не подозревавшего противника. Второй столь же действенный фактор — это высочайший моральный дух наших воинов, который значительно поднялся после знаменитого военного парада 7 ноября. А незадолго до нашего перехода в контрнаступление буквально каждый боец, каждый защитник нашей Родины спрашивал у своего командира или комиссара: “Когда же, наконец, мы перейдём в наступление, когда же по-настоящему будем бить врага и гнать его с родной земли?”»

Что касается состояния морального духа солдат вермахта в тот период, то он стремительно падал до самого низкого уровня. Они видели, что блицкриг рухнул, гитлеровский «Тайфун» провалился, война приняла затяжной характер и всех вояк Третьего рейха ожидал бесславный конец.

«Вам, историкам, — сказал в заключение Георгий Константинович, — надо бы обстоятельно исследовать эту большую и очень важную военно-историческую проблему о значении морального фактора в жизни и борьбе народов»7. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ 

1 Caidin M. The Tigers are Burning. N.J. 1974. P. 97, 98.

2 Василевский А.М. Дело всей жизни. М., 1975. С. 573.

3 См.: За рубежом. 1988. № 19. С. 17.

4 Личный архив автора.

5 Там же.

6 История Второй мировой войны. 1939—1945. М., 1975. Т. 4. С. 284.

7 Личный архив автора.

 

Источник: http://history.milportal.ru/2012/08/velikie-strategi-xx-veka/