ИНФОГРАММЫ



 

Призывникам


Военнослужащим по призыву

Уклонистам


АНОНСЫ

Объявлен III-й Всероссийский конкурс «Делай, как я!» среди руководителей, педагогов (инструкторов) и воспитанников военно-патриотических клубов (объединений), общественных организаций военно-патриотической направленности, действующих на территории Российской Федерации. Заявки принмаются до 30 ноября 2017г.. Подробнее

______________________________

 

Российским Союзом ветеранов проводится Всероссийский конкурс «Растим патриотов России. Живем и помним 2016-2020 годов», посвященный 75-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. На конкурс могут быть представлены методические пособия, работы педагогических работников и педагогических коллективов образовательных учреждений, центров, военно-патриотических клубов, детских общественных объединений, а также специалистов министерств, ведомств и общественных организаций Российской Федерации. Возраст участников не ограничивается. Конкурс проводится по двум номинациям : 1. «Подвиг бессмертен»; 2. «В авангарде патриотических дел». Положение



РЕФОРМАТОР ПОГРАНИЧНОЙ СТРАЖИ ГЕНЕРАЛ ОТ АРТИЛЛЕРИИ А.Д. СВИНЬИН

 

Из послужного списка генерала от артиллерии Александра Дмитриевича Свиньина, родившегося 28 мая* 1831 года, можно узнать, что погоны он надел 7 августа 1851 года, снял их в 1908 году, значит, 57 лет верой и правдой служил русской армии. А еще — пограничной страже, по праву прослыв ее последовательным устроителем и реформатором.

А.Д. Свиньин происходил из старинного рода, который вел свое начало от выходца из Литвы Григория Андреевича Свиньина. Тому за усердную службу Василий III в 1434 году пожаловал поместье. В роду Свиньиных были и воеводы, и знаменитый книгоиздатель, напечатавший одним из первых собрание сочинений А.С. Пушкина. Отец Александра Дмитриевича, Дмитрий Елисеевич, окончил артиллерийское училище, удостоился многих наград, в том числе ордена Св. Георгия 4-й степени, был соратником А.В. Суворова, приняв участие под его началом во многих сражениях, в том числе переходе русских войск через Альпы, дослужился до полковника, «за пользу и службу Отечеству» получил титул дворянина1.

А.Д. Свиньин пошел по стопам отца, тоже стал артиллеристом, как впоследствии и его сын Владимир, погибший во время Первой мировой войны.

В Русско-турецкую войну 1877—1878 гг. А.Д. Свиньин командовал 30-й артиллерийской бригадой. За отличия, проявленные в боях с турками, ему присвоили звание генерал-майора, а также наградили золотым оружием с надписью: «За храбрость» и орденами Святой Анны 2-й степени и Святого Владимира 3-й степени с мечами. Кроме того, «за отлично-усердную службу в войсках оккупационной артиллерии» и «за отлично-усердную службу и труды в действующей армии» он удостоился ордена Святого Станислава 1-й степени и высочайшего благоволения2. После окончания войны генерал-майор Свиньин продолжал командовать 30-й артиллерийской бригадой до той поры, пока 24 августа 1886 года не был назначен начальником артиллерии 7-го армейского корпуса с присвоением звания генерал-лейтенант. Еще три года спустя он стал начальником гвардейского корпуса с зачислением по гвардейской пешей артиллерии. В этой должности Александр Дмитриевич пробыл до памятного 14 февраля 1893 года, когда началась его пограничная служба в должности инспектора, а затем (с 15 сентября 1893 г.) — командира Отдельного корпуса пограничной стражи (ОКПС), причем первого командира этого нового формирования.3

В своих воспоминаниях С.Ю. Витте писал, что на столь ответственную должность были предложены кандидатуры трех заслуженных генералов, из которых император Александр III остановился именно на кандидатуре А.Д. Свиньина, так как лично знал его по Русско-турецкой войне4. 15 лет, начиная с 15 октября 1893 по апрель 1908 года, бывший артиллерист трудился не покладая рук по созданию и укреплению пограничной стражи, проведя сразу же по вступлении в должность ряд коренных реформ. Первым актом его новой служебной деятельности явилось выделение пограничной стражи из ведения Департамента таможенных сборов Министерства финансов и придание ей корпусной организации. В соответствии с такой организационной структурой были сформированы Карская, Закаспийская и Аму-Дарьинская бригады, а также укреплены кадрами другие аналогичные части. Формирование корпуса завершилось учреждением вместе со штабами округов пограничной стражи (к 1899 г. их насчитывалось 7)5.

Важнейшей вехой в создании ОКПС было образование Заамурского отдельного округа. Именно здесь, на Дальнем Востоке, сталкивались интересы ведущих держав, и России необходимо было защищать свои собственные, для чего объединили охранную стражу Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) с пограничной стражей. Правильность этого решения была подтверждена всем дальнейшим ходом событий, и, безусловно, Русско-японской войной 1904—1905 гг., когда пограничники сражались, по выражению участников тех событий, «как львы»6. Тогда-то в их рядах появились первые Георгиевские кавалеры. Они не только участвовали в боевых действиях, но и охраняли КВЖД, которая была единственной транспортной артерией, снабжавшей действующую армию и людскими, и военными, и материальными ресурсами.

В штаты округов входили: начальник округа (генерал-майор, генерал-лейтенант), начальник штаба, штаб-офицер, штаб-офицер для поручений, старшие адъютанты (обер-офицер — 2), архитектор (гражданский чиновник), нижние чины — 17); всего — 24 человека7.

Таким образом, именно в этот период завершился процесс перехода к пограничным войскам, была создана четкая централизованная система управления корпусом, состоявшая из 6 звеньев: корпус — округ, бригада, отдел, отряд, пост. Эта система полностью себя оправдала и не менялась вплоть до революции 1917 года.

При ОКПС усердиями А.Д. Свиньина была организована оружейная часть, имевшая мастеров и особых штаб-офицеров, проверявших в войсках оружие, а в столице, тоже по его настоянию, появились прекрасные мастерские с центральным вещевым складом, образовалась строительная часть. Знаменательным актом, способствовавшим подъему значения корпуса, явилось расширение и точное установление прав чинов на применение оружия, что способствовало успешной борьбе с контрабандой. Соответствующая инструкция была принята в 1899 году8. Действовала она более 100 лет, т.е. до настоящего времени, разве что название ее поменялось: она стала именоваться Уставом по охране государственной границы.

При генерале А.Д. Свиньине на границе впервые стали применять следовые фонари и собак. Так, в циркуляре от 25 мая 1894 года указывалось: «В числе мер, могущих значительно облегчить, в особенности ночью, нижних чинов в чуткой и зоркой охране, будет заведение на постах и секретах сторожевых собак»9.

Коренному преобразованию подверглась и охрана морских границ, в результате чего в прямое подчинение начальников округов пограничной стражи перешли суда таможенной флотилии со значительным увеличением их количества и улучшением технических характеристик.

СТАРАНИЯМИ Александра Дмитриевича формировалась и укреплялась служба охраны здоровья пограничников. Медицинская часть корпуса, к примеру, обеспечивала не только офицеров, но и их семьи, а также нижних чинов лечением за счет казны. Для медицинских учреждений были построены специальные помещения, оснащенные необходимым врачебным, хирургическим, аптечным и хозяйственным имуществом; для них подобраны кадры, имевшие классный разряд. При каждом лазарете организовали обучение фельдшерских учеников.

Необходимо помнить, что медицинские учреждения создавались не в масштабах полка полевой армии, не в компактно расквартированных по наиболее благополучным населенным пунктам гарнизонах, а на всех рубежах Российской Империи, от Северного моря до Кушки, т.е. в различных географических и климатических, в том числе в крайне неблагоприятных для здоровья зонах, где и дислоцировались пограничные бригады.

21 августа 1908 года в Харбине (Заамурский особый округ) был открыт первый госпиталь для пограничников, при котором имелась фельдшерская школа, рассчитанная на одновременное обучение более ста слушателей. Еще значительно раньше (к 1 января 1902 г.) в частях ОКПС функционировало 91 лечебное заведение: 33 лазарета, 46 лазаретных отделений. Общее число койкомест в них составляло 1196, в том числе для офицеров — 59, т.е. на каждую тысячу личного состава приходилась 31 лазаретная койка; через год (в 1903 г.) прибавилось еще 14 лазаретных отделений10.

Среди пограничников систематически проводились профилактические и эпидемиологические мероприятия, способствовавшие ликвидации многочисленных очагов инфекционных заболеваний. Особое внимание обращалось на повышение культуры быта, питания и размещения солдат. О высокой квалификации медицинского обеспечения корпуса свидетельствует тот факт, что почти половина старших врачей бригадных лазаретов имели степень доктора медицины.

Александр Дмитриевич большое внимание уделял материальному положению чинов пограничной стражи. Они, например, пользовались правом ежегодного бесплатного проезда во всех пассажирских поездах. Благодаря усилиям командира ОКПС были выделены значительные средства на улучшение помещений для нижних чинов и офицеров, налажен строгий контроль за расходованием этих средств. Появилась возможность ежегодно выделять определенные суммы для обучения детей пограничников в гимназиях и других средних учебных заведениях. 20 мая 1900 года А.Д. Свиньин издает приказ по войскам о создании школы Общества белого креста, главной целью которой было приготовление «детей воинов, потерявших здоровье на службе, к поступлению в 1-й класс кадетских корпусов на казенное содержание»11.

В корпусе с самого его создания была разработана система материального и морального поощрения. За пресечение деятельности контрабандистов офицеры награждались орденами с мечами, а солдаты медалями, практиковались поощрения деньгами и благодарностями в приказе командира бригады, корпуса и шефа пограничной стражи, повышениями в окладах жалованья, производством в ефрейторское и унтер-офицерское звания. О боевых и человеколюбивых подвигах систематически сообщалось в печати, а также на родину героя. Командир при этом настаивал на том, чтобы представления к особым наградам делали «с крайней разборчивостью, чтобы не ронять значения награды, ибо преувеличение подвигов составляет только вред, а не пользу»12.

В самом начале деятельности ОКПС была разработана система комплектования и воспитания кадров. Так, начиная с 1898 года отбор солдат в пограничную стражу стал более строгим: были установлены дополнительные требования к новобранцам, разработано специальное «Положение об “опротестовании” негодных к службе»13. Новобранцы поступали в ОКПС, служба в котором длилась четыре года, из различных губерний, так как существовало правило, по которому призывники не могли служить в своей местности из-за опасения связи нижних чинов с контрабандистами. Были также введены запрет на длительную службу в одном месте офицеров-пограничников и ежегодные переводы объездчиков и стражников на другие участки границы.

Поскольку пограничная стража не имела своих учебных заведений, офицерскими кадрами она комплектовалась в основном за счет перевода офицеров из Военного и Морского министерств с соответствующей общей характеристикой, последней аттестацией и послужным списком каждого из них. При этом претендент в аттестации должен был иметь оценку не ниже «хорошо». При положительном предварительном решении о переводе штаб ОКПС запрашивал дополнительные документы: краткую записку о прохождении службы, выписку из журнала взысканий, медицинское свидетельство и, кроме всего прочего, в обязательном порядке необходимо было подтвердить политическую благонадежность и верность кандидата долгу присяги. В аттестации сообщалось о существующих между направляемым в корпус и другими офицерами по прежнему месту службы отношениях, не обременен ли он долгами и насколько аккуратен в денежных отношениях; не злоупотребляет ли спиртными напитками, не пристрастен ли к азартным играм, способен ли и находчив в полевой службе; владеет ли каким-либо иностранным языком. Желающий перейти в пограничную стражу должен был пройти медицинскую комиссию в Москве.

РЕЗУЛЬТАТОМ воспитания собственных кадров явилось высочайшее повеление от 4 мая 1907 года «О порядке комплектования Отдельного Корпуса пограничной стражи офицерами»14. Впредь все генеральские, штаб- и обер-офцерские должности, вплоть до помощника командира корпуса, замещались исключительно офицерами ОКПС, а не переведенными из других ведомств. Уже в корпусе каждый офицер проходил ежегодную аттестацию. В циркуляре от 1 февраля 1897 года отмечалось, что на службе в ОКПС должны находиться офицеры только с хорошей и отличной аттестациями, а получившие неудовлетворительную — удаляются из погранстражи15.

Основной формой подготовки офицеров-пограничников считались учебные сборы, которые проходили в течение 30 дней при штабах бригад. Помимо учебных проводились также лагерные сборы. Еще одной формой подготовки офицеров к выполнению образовательно-воспитательной деятельности, а также способом обмена положительным опытом являлись офицерские съезды. Например, в приказе шефа пограничной стражи от 6 февраля 1904 года указывалось, что на всеподданнейшем докладе императору о результатах произведенных в округах Виленском, Варшавском, Киевском и Одесском смотрах частей пограничной стражи, привлекавшихся на учебные сборы, государь собственноручно начертал: «Этот результат меня радует»16. Основываясь на этой резолюции, военный министр в свою очередь объявил благодарность командиру ОКПС генералу от артиллерии Свиньину и всем другим начальствующим лицам17.

Ведущая роль в воспитании нижних чинов с самого начала создания корпуса отводилась офицерам, которым «следует внушать нижним чинам о долге присяги и достоинстве русского солдата, а самим в то же время служить добрым примером для них»18. Командир корпуса настоятельно требует от офицеров повышения их ответственности за «подчиненных им нижних чинов, возможно более часто беседуя с ними с целью развить в них чувство долга, сознание святости лежащих на них обязанностей» и чтобы они «неотступно стремились оказывать необходимое воздействие на нравственную сторону нижних чинов…»19. Ну а те из офицеров, которые «будут продолжать лишь формально относиться к своим служебным обязанностям по отношению к нравственному руководительству подчиненных… будут… лишаемы наград»20.

В целях более систематического воздействия на личный состав при штабе корпуса была открыта типография. Издавался журнал «Страж» для нижних чинов; а в частях были созданы библиотеки с централизованным пополнением.

Именно в этот период командир крымской бригады генерал-майор М.П. Чернушевич составил пограничную историю, которая по приказу корпусного командира была разослана «по одному экземпляру на каждый пост, учебную команду и штабы округов, бригад и отделов»21. Там же, в крымской бригаде, был открыт пограничный музей.

Для А.Д. Свиньина характерен творческий подход к решению служебных вопросов, отказ от формального отношения к долгу. «Офицеры, помимо сознания долга, — говорил он, — относились бы с любовью к своему делу, требующему наблюдательности, находчивости, неутомимости»22. Он настаивал на том, чтобы при принятии решений всегда учитывались местные условия, поскольку «охрана границы не должна быть рутиною постоянного характера, а должна соответствовать требованиям обстоятельств каждого данного времени, весьма часто изменяющихся от хода и направления контрабанды, так и от условий погранично-сторожевой службы»23. Являясь прекрасным аналитиком, Александр Дмитриевич всегда учитывал опыт, накопленный прежними поколениями. Принцип «не навреди» был его основным принципом. Не случайно его называли «реформатором пограничной стражи», за что уже в 1895 году, т.е. через 1,5 года командования корпусом, наградили орденом Белого орла24.

Пограничная служба как составляющая вооруженных сил Российском Империи, свое существование оправдала с огромным избытком: пограничники приносили доход государству почти в 220 млн. рублей. «Этот труд в соединении с тем упорядочением всего дела пограничного надзора достоин редкой оценки»25, — подчеркивал первый историк ОКПС генерал-лейтенант М.П. Чернушевич, отзываясь о деятельности А.Д. Свиньина. Таким образом, даже краткий перечень главнейших реформ, проведенных после выделения стражи в отдельный корпус, ясно показывает колоссальную работу первого его командира — генерала от артиллерии А.Д. Свиньина. В результате ОКПС сложился в прочную воинскую часть. Пограничник, воспитанный под руководством А.Д. Свиньина, честно выполнял свой долг, защищая границы Российской Империи, смело боролся с ее нарушителями, зачастую обезвреживая их даже ценой собственной жизни.

Решение многих задач служебно-боевой и иной деятельности актуально и сейчас в войсках и органах Пограничной службы Федеральной службы безопасности Российской Федерации. Традиции, заложенные под руководством первого командира пограничников, являются и сегодня примером успешного выполнения профессионального долга — защиты границ Отечества.

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

* Здесь и далее все даты приведены по старому стилю.

1 Ежуков Е.Л. Зарождение, становление и развитие пограничной охраны России. М., 1997. С. 80.

2 Личный состав членов Отдельного корпуса пограничной стражи по старшинству. СПб., 1909. С. 1.

3 Пограничник: 1913. № 91, 92. С. 304.

4 Витте С.Ю. Избранные воспоминания. 1894—1991 гг. М., 1991. С. 231.

5 Полное собрание законов Российской Империи (ПСЗР). 1899. Ст. 1477.

6 Шахновский И.К. Очерки деятельности Заамурского Отдельного округа в период русско-японской войны (1904—1905 гг.). СПб., 1906. С. 144.

7 Чернушевич М.П. Материалы к истории Пограничной стражи. СПб., 1906. Ч. I. Вып. IV. С. 686—688.

8 Там же. С. 535.

9 Сборник циркуляров по Отдельному корпусу пограничной стражи за 1894 год. СПб., 1895. С. 34.

10 Санитарный отчет по Отдельному корпусу пограничной стражи за 1903 год. СПб., 1904. С. 50.

11 Сборник приказов и приказаний по Отдельному корпусу пограничной стражи за 1900 год. СПб., 1901.

12 Сборник приказов и приказаний по Отдельному корпусу пограничной стражи за 1898 год. СПб., 1898.

13 Там же.

14 ПСЗРИ. 1898. Т. 27. С. 289.

15 Сборник циркуляров по Отдельному корпусу пограничной стражи за 1898 год. СПб., 1899. С. 90.

16 Сборник приказов и приказаний по Отдельному корпусу пограничной стражи за 1904 год. СПб., 1905.

17 Там же.

18 Сборник приказов и приказаний по Отдельному корпусу пограничной стражи за 1906 год. СПб., 1907.

19 Там же.

20 Там же.

21 Сборник приказов и приказаний по Отдельному корпусу пограничной стражи за 1898 год. СПб., 1899.

22 Сборник приказов и приказаний по Отдельному корпусу пограничной стражи за 1898 год. СПб., 1899.

23 Там же.

24 Личный состав членов Отдельного корпуса пограничной стражи по старшинству. СПб., 1909. С. 1.

25 Плеханов А.М. Отдельный корпус пограничной стражи России. М., 1993. С. 101.

 

Никулина Раиса Ивановна — старший научный сотрудник Центрального пограничного музея ФСБ России (Москва)

 

Источник: http://history.milportal.ru/2014/05/reformator-pogranichnoj-strazhi-general-ot-artillerii-a-d-svinin/