ИНФОГРАММЫ

 

рол


 

 

 

Призывникам


 

 

________________________________________________________________

Совсем скоро стартует регистрация на ежегодный Всероссийский молодежный фестиваль патриотической песни «Я люблю тебя, Россия!», который создает условия для реализации молодых людей, формирует профессиональные творческие сообщества, а также способствует укреплению уважительного отношения к родной истории, культуре и традициям. Если слова «Я люблю тебя, Россия» вызывают у вас теплые и искренние чувства, если вы уже посвятили своей малой Родине песню или находитесь в процессе ее создания, если вы обладаете харизмой, артистическими данными, потрясающим вокалом и креативностью – это ваш шанс. У Вас еще есть время подготовить произведения для участия в Конкурсе. Следите за новостями на сайте АИС Молодежь России 

________________________________________________________________

Лучшие воспитанники военно-патриотических клубов, поисковых отрядов, а так же юнармейцы приглашаются принять участие в финальном этапе Всероссийского Слета активистов движения «Пост № 1», который будет проходить в Волгограде с 27 по 29 сентября 2018 г. Программа Слета предусматривает обширную соревновательную и экскурсионно-познавательную программу для команд патриотических клубов движения «Пост №1» из всех регионов Российской Федерации. Узнать более подробную информацию можно пройдя по ссылке.

________________________________________________________________

Начался прием заявок на Всероссийскую премию «Русские рифмы», «Русское слово»! Это яркое событие в области литературы для талантливых молодых поэтов и прозаиков, пишущих на русском языке. Кто может стать участником: прозаики; поэты; драматурги; литературные блогеры; литературные критики от 18 до 30 лет. Заходите на сайт АИС «Молодёжь России», регистрируйтесь и получайте дальнейшие указания по ссылке.

_________________________________________________________________

Открыт прием заявок на Всероссийский конкурс молодежного творчества «Всероссийский молодежный фестиваль патриотической песни «Я люблю тебя, Россия!» (номинация «Дети»)». К участию в Конкурсе приглашаются обучающиеся образовательных организаций Российской Федерации в возрасте от 8 до 17 лет. Категории участников: авторы-исполнители (авторы текста и музыки) песен о России или малой Родине; исполнители песен о России или малой Родине (солисты); музыкальные коллективы, исполняющие песни о России или малой Родине (группы). Положение 

_________________________________________________________________


Иркутский военный округ (1884—1899, 1906—1918 гг.): страницы истории

 

Аннотация. В статье анализируются проблемы истории Иркутского военного округа в контексте преобразований местного военного управления в восточной части Российской империи в конце XIX — начале XX в.

Summary. The article analyzes the problems of the Irkutsk Military District’s history in the context of transformation of local military administration in the eastern part of the Russian Empire in the late XIX – early XX century.

 

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

 

АВИЛОВ Роман Сергеевич — младший научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения РАН, главный библиотекарь Научной библиотеки Дальневосточного федерального университета, кандидат исторических наук

(г. Владивосток. E-mail: avilov-1987@mail.ru)

 

Иркутский военный округ (1884—1899, 1906—1918 гг.): страницы истории

 

В «Военно-историческом журнале» № 12 за 2013 год и № 8 за 2014 год были опубликованы обзорные статьи по истории Восточного Сибирского и Сибирского военных округов. Хотелось бы продолжить этот цикл, обратившись на этот раз к Иркутскому военному округу. Заметим, что он относится к одному из немногих военных округов Российской империи, о котором писали современные авторы. В монографии Ю.М. Ращупкина его история освещается в сравнении с созданным одновременно Приамурским военным округом1. Однако изучение автором одновременно двух военных округов, при недостатке источников, привело к наличию в работе ряда неточностей. При этом история обоих округов рассматривалась с минимальным привлечением данных по внешнеполитической и военно-стратегической ситуации в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, которая во многом определяла как изменение военно-административного деления, так и численность войск в регионе. Анализ дислокации войск на территории Иркутского военного округа и соображений, лежавших в её основе, тоже проведён не был, хотя логика размещения войск составляет одно из базовых различий между этими округами.

По-новому осветить историю Иркутского военного округа позволяют и обнаруженные в последнее время материалы о производстве сенатором А.А. Глищинским в 1910 году ревизии учреждений и войск Иркутского и Приамурского военных округов — первой и единственной ревизии военных округов из более чем шести десятков сенаторских ревизий, проведённых в 1801—1917 гг., а также отчёт о поездке военного министра В.А. Сухомлинова на Дальний Восток в 1911 году.

История Иркутского военного округа столь чётко делится на два этапа, что вопрос о периодизации вряд ли может быть дискуссионным. Первый этап — 1884—1899 гг., когда в процессе модернизации военно-окружной системы в Восточной Сибири он был создан и спустя 15 лет упразднён. Второй — 1906—1918 гг., когда после Русско-японской войны Иркутский военный округ был воссоздан по стратегическим соображениям.

Причин создания округа было несколько. Образованный в 1865 году Восточный Сибирский военный округ, в состав которого к 1884 году входили территории Иркутской и Енисейской губерний, Приморской, Амурской, Забайкальской и Якутской областей, Владивостокского военного губернаторства и остров Сахалин, к началу 80-х годов XIX века уже совершенно не отвечал предъявляемым требованиям2. Наметилась серьёзная диспропорция между основной массой войск, находившейся на территории Забайкальской, Амурской и Приморской областей, а также Владивостокского военного губернаторства, и органами военно-окружного управления, находившимися в Иркутске. Огромные размеры округа, отсутствие нормальной транспортной инфраструктуры, несовершенство и постоянные перебои в работе телеграфа приводили к большим неудобствам, связанным с руководством из Иркутска восточными окраинами России. Это сказывалось и на военном, и на гражданском управлении, поскольку территория военного округа совпадала с территорией одноимённого генерал-губернаторства, а должности генерал-губернатора и командующего войсками округа исполнял один и тот же человек. Соответственно, решить вопрос о преобразовании системы местного военного управления до разрешения вопроса о новом гражданском административно-территориальном делении не представлялось возможным.

Происходившие в конце 70 — начале 80-х годов XIX века на азиатских границах России внешнеполитические события всё чаще требовали оперативного принятия решений именно по дальневосточным территориям империи. И если резкое обострение в 1879—1881 гг. Кульджинского кризиса3 удалось пройти без изменения системы военно-окружного управления в Восточной Сибири, то начавшийся в 1882 году Савёловский вопрос4 и отголоски проблем разграничения российской и британской сфер влияния в Средней Азии привели к модернизации военно-окружной системы в Восточной Сибири. Поскольку складывавшаяся ситуация грозила началом на Дальнем Востоке боевых действий против Китая, Англии или обоих государств одновременно, то продолжавшиеся со времён генерал-губернаторства Н.Н. Муравьёва-Амурского дискуссии о новом гражданском административно-территориальном делении Восточной Сибири пришлось срочно заканчивать и принимать, наконец, давно назревшие решения.

Власти в Петербурге в первую очередь волновал вопрос безопасности дальневосточных границ империи, обеспечение которой должно было лечь на Приамурский военный округ, поэтому основные дискуссии развернулись именно о его составе. В Иркутский военный округ должны были войти оставшиеся территории. Особо серьёзный спор вызвал вопрос: куда определить Забайкальскую область? Грядущие административные преобразования бурно обсуждались в Особом совещании по амурским делам. Итоговый вариант приняли лишь на заседании Государственного совета 26 мая 1884 года, когда решение о разделении Восточного Сибирского военного округа на Иркутский и Приамурский всё-таки было принято5. Одновременно решили и вопрос о гражданском административно-территориальном делении: создали территориально совпавшие с новыми военными округами Иркутское и Приамурское генерал-губернаторства6.

20 мая 1884 года император Александр III утвердил «Положение Военного совета об образовании из Восточного Сибирского военного округа двух военных округов — Иркутского и Приамурского». В состав Иркутского военного округа вошли Иркутская и Енисейская губернии и Якутская область. Все войска, военные учреждения и заведения, расположенные на их территориях, были подчинены «генерал-губернатору Восточной Сибири на правах Главного начальника военного округа»7.

Поскольку все существовавшие военно-окружные управления Восточного Сибирского военного округа преобразовывались для создававшегося Приамурского военного округа, где должна была сосредоточиться основная часть войск упразднявшегося округа, систему управления Иркутским военным округом пришлось создавать практически с нуля. Причём наибольшее значение в Военном министерстве придавали именно Приамурскому военному округу как форпосту противодействия угрозам со стороны Китая и Англии, а Иркутский рассматривался как округ тыловой. Как следствие, его структура управления была упрощена до предела и значительно отличалась от типовой, разработанной ещё на первых двух этапах военно-окружной реформы в 1862—1864 гг.8

По «незначительности числа войск и хозяйственных операций» в Иркутском военном округе не стали создавать Военно-окружной совет, предоставив командующему войсками округа особые права по делам военного хозяйства, использовав для этого в качестве нормативно-правовой базы «Временные правила для управления хозяйственной частью Закаспийской области», утвержденные в 1882 году.

Для заведования войсками округа был создан окружной штаб по особому штату, на начальника которого заодно возложили и исполнение обязанностей начальника местных войск. В составе штаба была предусмотрена должность окружного военно-медицинского инспектора «с теми же правами и обязанностями, какие определены для этой должности в прочих военных округах». Заведование интендантской частью округа было возложено на главного смотрителя Иркутского вещевого склада, при котором учреждалось управление по специально разработанному штату. Находившийся в Иркутске отдел Читинского окружного артиллерийского склада, который оказался на территории Приамурского военного округа, преобразовали в самостоятельный Иркутский склад, а для строительных работ в Иркутске было учреждено Управление отдельного производителя работ. Кроме того, до введения должностей уездных воинских начальников в каждой из губерний округа продолжал действовать губернский воинский начальник9.

Таким образом, при формировании Иркутского военного округа Военное министерство решило отойти от применения типовой структуры военно-окружного управления, предусматривавшей единообразие системы территориальных органов военного управления и их организационное единство с органами центрального аппарата Военного министерства. Большинство органов, предусмотренных типовой структурой военно-окружного управления, в округе не были созданы: Военно-окружной совет, окружные интендантское, артиллерийское, инженерное и военно-медицинское управления. Специально разработанные для Иркутского и Приамурского военных округов, они были введены в действие как временные, сроком на 2 года.

Приказ по военному ведомству об образовании Иркутского военного округа последовал 14 июля 1884 года10, но реально к его созданию приступили только в сентябре. Дело в том, что осуществление на практике таких административных преобразований в условиях Восточной Сибири и российского Дальнего Востока было делом достаточно трудоёмким и продолжительным. В Хабаровку — столицу Приамурского военного округа — из Иркутска должны были отправиться не только все документы, но и большая часть сотрудников военно-окружного управления разделявшегося округа, а назначенные на службу в Иркутск, соответственно, прибыть туда.

В соответствии с идеей проводившихся преобразований большая часть войск упразднённого Восточного Сибирского военного округа перешла в подчинение Приамурского военного округа, на территории которого находились теперь места их дислокации. В Иркутском военном округе, по официальным данным на 25 декабря 1884 года, регулярные войска были представлены: Иркутским и Красноярским резервными пехотными батальонами (5-ротного состава), 9 местными командами, 26 конвойными командами и Иркутской дисциплинарной ротой. Казачьи войска — двумя сотнями казаков — Иркутской и Красноярской11. Предназначены они были в первую очередь для несения внутренней службы, выполнения охранных, конвойных и полицейских функций, а по уровню выучки и боевой подготовки для участия в серьёзных боевых действиях были малопригодны.

На территории округа полностью отсутствовали артиллерийские, кавалерийские и инженерные войска и вообще какие-либо части, предназначенные для военных действий. Объяснялось это, как отмечалось выше, тем, что Иркутский военной округ считался глубоким тылом потенциального Дальневосточного театра военных действий. Внешнеполитические осложнения 80—90-х годов XIX века, определявшие преобразования войск Приамурского военного округа, не оказали на него, по сути, никакого влияния. Если численность войск Приамурского военного округа возросла в то время многократно12, то количество войск в Иркутском военном округе не только не увеличивалось, но даже снижалось. Строительство и постепенный ввод в эксплуатацию Транссибирской железнодорожной магистрали значительно облегчили транспортировку арестантов, производившуюся ранее по Сибирскому тракту, что позволило начать сокращение числа конвойных команд. В 1897 году в округе упразднили 5 команд13, а к моменту ликвидации округа в 1899 году их осталось только 814. Состав и численность остальных войск изменениям не подвергались. Списочный состав нижних чинов и офицеров в округе составлял: на момент образования в 1884 году — 4975 и 127 человек, на 1 января 1887 года — 4623 и 126 человек, на 1 января 1899 года — 4798 и 144 человек соответственно15. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Ращупкин Ю.М. Формирование и деятельность военных округов в системе государственной власти России: на материалах Восточной Сибири. Иркутск, 2003.

2 Подробнее см.: Авилов Р.С. Восточный Сибирский военный округ (1864—1884 гг.): страницы истории // Воен.-истор. журнал. 2013. № 12. С. 3—9.

3 Кульджинским кризисом именовался комплекс проблем, связанных с обстановкой вокруг Илийского (Кульджинского) края на западе Китая, где власти не могли справиться с восстанием местных мусульманских народов, и России пришлось вмешаться в разрешение конфликта на этой сопредельной территории.

4 «Савёловский вопрос» возник, когда власти Гиринской провинции Китая, использовав в качестве предлога ошибку начальника Новгородско-Уссурийской постовой команды Савёлова, который из-за необустроенности границы расположил «деревню своего имени» из корейских переселенцев на китайской территории, потребовали передать её под юрисдикцию Китая, а заодно и высказали претензии на часть территории российского побережья в районе залива Посьета. Результатом стало уточнение в 1886 г. двумя государствами линии границы на данных участках.

5 Сборник главнейших официальных документов по управлению Восточной Сибирью. Т. I. Вып. I. Иркутск, 1884. С. 199—260; Ремнев А.В. Россия Дальнего Востока. Имперская география власти XIX — начала ХХ веков. Омск, 2004. С. 274—282.

6 Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. (ПСЗРИ III.). СПб., 1884. Т. 4. № 2324.

7 Там же. № 2245.

8 Авилов Р.С. Реализация военно-окружной реформы 1862—1865 годов в Восточной Сибири и на российском Дальнем Востоке: создание Восточного Сибирского военного округа // Вестник Челяб. гос. ун-та. 2012. Вып. 51. № 16. С. 18—25.

9 ПСЗРИ III. Т. 4. № 2245.

10 Приказ по военному ведомству № 215 от 14 июля 1884 г.; Приказ по войскам Восточного Сибирского военного округа № 145 от 17 августа 1884 г.

11 Расписание сухопутных войск, исправленное по 25 декабря 1884 г. СПб., 1884. С. 87, 103, 104, 225, 260.

12 Подробнее см.: Авилов Р.С. Создание Приамурского военного округа: внешнеполитический фактор (1882—1887 гг.) // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. 2011. № 3 (15). С. 48—52; он же. Приамурский военный округ в 1884—1887 гг.: особенности состава и дислокации войск // Военное дело в Азиатско-Тихоокеанском регионе с древнейших времен до начала ХХ века. Владивосток, 2010. С. 320—332.

13 Отчёт по Главному штабу за 1897 г. С. 21 // Всеподданнейший отчёт о действиях Военного министерства за 1897 г. СПб., 1899.

14 Ращупкин Ю.М. Указ. соч. С. 44.

15 Там же. С. 54, 55.

 

Источник: http://history.milportal.ru/2015/02/irkutskij-voennyj-okrug-1884-1899-1906-1918-gg-stranicy-istorii/