ИНФОГРАММЫ



 

Призывникам


Военнослужащим по призыву

Уклонистам


АНОНСЫ

Объявлен III-й Всероссийский конкурс «Делай, как я!» среди руководителей, педагогов (инструкторов) и воспитанников военно-патриотических клубов (объединений), общественных организаций военно-патриотической направленности, действующих на территории Российской Федерации. Заявки принмаются до 30 ноября 2017г.. Подробнее

______________________________

 

Российским Союзом ветеранов проводится Всероссийский конкурс «Растим патриотов России. Живем и помним 2016-2020 годов», посвященный 75-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. На конкурс могут быть представлены методические пособия, работы педагогических работников и педагогических коллективов образовательных учреждений, центров, военно-патриотических клубов, детских общественных объединений, а также специалистов министерств, ведомств и общественных организаций Российской Федерации. Возраст участников не ограничивается. Конкурс проводится по двум номинациям : 1. «Подвиг бессмертен»; 2. «В авангарде патриотических дел». Положение



Деятельность государственных контролирующих органов на ленинградских оборонных предприятиях и в научных учреждениях (1930-е годы)

 

Аннотация. В статье освещается роль органов военной приёмки в качественном выполнении оборонными предприятиями г. Ленинграда в 1930-е годы государственных заказов.

Summary. The article highlights the role of the military acceptance structures in qualitative performance of state orders by defence enterprises of Leningrad in the 1930s.

 

Из истории вооружения и техники

ЛОСИК Александр Витальевич — заместитель главного редактора журнала для учёных «КЛИО», доктор исторических наук, профессор

(Санкт-Петербург. Тел. 8-812-534-28-28)

ФЕДУЛОВ Сергей Валентинович — доцент Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского, кандидат исторических наук

(Санкт-Петербург. Тел. 8-981-170-19-90)

 

 «государево око» и качество продукции военного назначения

 

Деятельность государственных контролирующих органов на ленинградских оборонных предприятиях и в научных учреждениях (1930-е годы)

 

В 1930-е годы военные представители (военпреды) Контрольно-приёмного аппарата (КПА) Народного комиссариата по военным и морским делам (НКВМ) СССР приобрели высокий державный статус, схожий по значимости с полномочиями их предшественников эпохи Петра Великого. Ведь они надзирали за качеством военной продукции не только на отечественных предприятиях, но и на зарубежных заводах (в Италии, Германии и других странах), выполнявших соответствующие заказы Советского Союза.

Вместе с тем руководство страны строго следило за добросовестностью работы КПА. Так, в сентябре 1933 года глава Народного комиссариата тяжёлой промышленности (НКТП) Г.К. Орджоникидзе в специальном приказе подверг суровой критике руководителей некоторых заводов, выдававших военпредам денежные суммы в форме премий и различных пособий, путёвки на курорты и т.п. с целью добиться снисходительного отношения с их стороны к качеству сдававшейся продукции. Действия таких директоров, которые путём «задабривания» «приёмщиков» выпускали бракованные изделия, нарком оценивал как вредительство, ослаблявшее мощь армии и флота1. Он потребовал «прекратить выплату каких бы то ни было сумм под каким бы то ни было предлогом приёмщикам НКВМ (военпредам) или работникам их аппарата», а обеспечение их питанием «производить на общих основаниях с инженерно-техническими работниками». Тут же определялась и мера наказания: «Директоров заводов, допустивших нарушение данного приказа, снимать с работы и отдавать под суд»2.

Вольно или невольно содержание упомянутого приказа (№ 143, 1 сентября 1933 г.) перекликалось по своей оправданной суровости с указом Петра I от 22 января 1723 года. В нём примечательны такие строки: «Hовому хозяину ружейной фабрики Демидову повелеваю построить дьякам и подьячим [чиновники переехавшей в Тулу Петербургской оружейной канцелярии, тогдашние военпреды] избы, дабы не хуже хозяйской были, буде хуже, пусть Демидов не обижается, повелеваю живота лишить»3. В военные представительства того времени на Тульском оружейном заводе (речь идёт именно об этом предприятии) входили как офицеры (осуществляли организационные мероприятия и контроль за окончательной сборкой), так и гражданские инженеры (выполняли всю текущую работу). Естественно, они не могли проверить каждую заготовку или изделие — их были тысячи. Для этого на оборонных заводах была своя служба контроля качества, действовавшая по согласованной с военными системе стандартов. Обычно военпред (его ещё называли представителем заказчика) заранее составлял официальный перечень участков производства, которые должен проверять в течение года — так называемый постоянный контроль. Был и периодический, выборочный, когда при необходимости («Пусть дьяки и подьячие смотрят, как альдермалы клейма ставят, буде сомнение возьмёт, самим проверить и осмотром и стрельбою»4) без уведомления руководства завода проверялась любая деталь или, например, правильность хранения материалов на каком-нибудь участке производства, не входящем в общий перечень. Интересна система петровских наказаний: «Повелеваю хозяина Тульской фабрики Корнилу Белоглазова бить кнутом и сослать на работу в монастыри, понеже он, подлец, осмелился войску Государства продавать негодные пищали и фузеи. Старшину Альдермала Фрола Фукса бить кнутом и сослать в Азов, пусть не ставит клейма на плохие ружья… Буде заминка в войске приключится при сражении по недогляду дьяков и подьячих, бить оных кнутьями нещадно по оголённому месту. Хозяину — 25 кнутов и пени по червонцу за ружьё. Старшину Альдермала — бить до бесчувствия. Старшего дьяка отдать в унтер-офицеры. Дьяка отдать в писари. Подьячьего лишить воскресной чарки сроком на один год»5.

Но возвратимся в советскую эпоху. Организационно-штатная структура КПА в исследуемый период была выработана на основе многолетней практики. Так, деятельность военпредов на заводах г. Ленинграда объединял уполномоченный контрольного аппарата Управления вооружения Народного комиссариата обороны (НКО). Именно объединял, так как военпреды фактически ему не подчинялись и работали самостоятельно по не зависевшим друг от друга специальностям. Такими специальностями являлись: судостроение, танкостроение, артиллерия, авиация, связь всех видов, минно-торпедное вооружение, оптика, химия, авиавооружение6.

Взаимоотношения военпредов КПА с представителями промышленности строились на основании Положения, утверждённого совместным приказом НКО и НКТП (от 4 сентября 1934 г.) и договорами Управления Морских сил (УМС)7. Отмена в конце 1930-х годов первого из документов, по официальной версии, объяснялась его несостоятельностью при наличии подписи бывшего заместителя наркома тяжёлой промышленности Г.Л. Пятакова, объявленного «врагом народа». На самом же деле представители тяжпрома стремились ограничить роль «приёмщиков» в определении качества выпускавшейся предприятиями военной продукции. Так, в соответствии с Положением сотрудники КПА не имели права визировать рабочие чертежи. Не участвовали они и в выработке технических условий, поэтому при изготовлении той или иной системы обнаруживалась масса дефектов, которые при помощи опытных военпредов можно было устранить заранее8. Но их число на ленинградских предприятиях оставалось практически неизменным при общем росте выпуска военной продукции, то есть на уровне начала 1930-х годов9.

В исследуемый период военные задания имели 60 заводов г. Ленинграда, а военпреды КПА находились лишь на 36, стоимость продукции которых по договорам 1937 года составляла 362 млн рублей10. К примеру, оптические заводы (Государственный оптико-механический — ГОМЗ, Ленинградский оптико-механический — ЛОМЗ, «Прогресс») выполняли заказ на 63,5 млн, в то время как контролирующий орган представляли старший военпред, два военпреда с одним помощником, два старших техника. Немногим отличалась обстановка на снаряжательных заводах (№ 4, 5, 103) и имени И.В. Сталина11; но ещё хуже сложилась она на других предприятиях, поскольку на упомянутых (основных) КПА и сосредоточивал своих направленцев. Да и там им было трудно справляться. Так, для нормальной и полноценной работы контролёров-«приёмщиков» на пяти судостроительных предприятиях требовались специалисты в количестве: по группе лёгких надводных судов (заводы № 189, 190) — старший военпред, военпред, помощник военпреда, старшие техники (всего 12 человек); по группе крейсеров (завод № 189) — старший военпред, военпред, старшие техники (6); по группе подводных лодок — военпред, старшие техники (3); по заводам, изготавливавшим оборудование, — помощники военпредов, старшие техники (8). То есть по судостроительным и изготавливавшим оборудование для судов предприятиям требовалось 29 специалистов12.

Необходимо отметить, что военные изделия — особый вид продукции, от надёжности, эффективности и качества которой в конечном счёте зависела, без всякого преувеличения, национальная безопасность государства. Наиболее наукоёмкий и совершенный выпуск такой продукции требовал самых современных технологических подходов и высококвалифицированных инженерно-технических и рабочих кадров. Исходя из этих факторов и осуществлялся набор военпредов. КПА на предприятиях ленинградской промышленности по уровню квалификации и профессиональной подготовки работников в 1937 году имел следующие характеристики: из 70 специалистов 11 окончили Военно-морскую академию (основной и промышленный факультеты), 29 — военно-морские училища (Военно-морское инженерное, Военно-морское имени М.В. Фрунзе, Специальные курсы командного состава), 8 — Кронштадтские курсы техников. 22 человека, хотя и не имели специального образования, но отличались, большим практическим опытом. К примеру, 12 из них — бывшие старшины флота. 60 проц. представителей КПА трудились в его составе не менее трёх лет13. Внушительной была партийная прослойка: из 70 человек 39 члены и кандидаты в члены ВКП(б), 7 комсомольцев14.

К сожалению, политические репрессии не обошли стороной и специалистов КПА ленинградских предприятий. «Главный наблюдающий по линкору «А» военинженер 2 ранга Е.П. Либель (бывший работник Научно-исследовательского института военного кораблестроения), — значилось в его характеристике, — находился на протяжении ряда лет в тесной связи с врагами народа Н.В. Алякринским и Р.Н. Бомзе — своими родственниками. Происходит из семьи немецкого подданного. В своей биографии имеет негативные факты (находился и работал на территории, оккупированной немецкими войсками, — в Пскове)». Подобные обвинения выдвигались и в адрес других: «Старший военпред по механической части на заводе им. С.М. Кирова Злыднев исключён из партии по совокупности причин, в том числе за связь с врагами народа Н.В. Алякринским, Р.Н. Бомзе и Закупневым. Старший военпред группы торпедных катеров Залога имел связь с врагами народа на заводе № 194, его персональное дело рассматривается партийной организацией КПА. Секретарь Уполномоченного КПА Жуковская проживала на территории, захваченной белогвардейцами, имеет родственников за границей, отец во время гражданской войны был расстрелян неизвестно кем. Старший военпред Корсаков имел близкую связь с вредителями на заводе № 112 и сейчас на заводе не ведёт работы по борьбе с вредительством, о чём сигнализируют партийная организация завода и техники, работающие вместе с ним»15.

Иногда отрицательные оценки совпадали с производственными делами, о чём свидетельствовали доклады самих военпредов, высококвалифицированных специалистов, повсеместно боровшихся за качество и сроки выпуска продукции военного назначения. Так, 19 октября 1937 года уполномоченный КПА на оборонных предприятиях г. Ленинграда докладывал начальнику Управления кораблестроения УМС РККА: «Брак продукции колоссален. Литейные цеха на заводе № 190 плохо организованы, происходит частая смена начальников цехов и технологов, но дело не улучшается. Некоторые работники заводов имеют тенденцию “протащить” некачественную продукцию, сдать её кое-как, лишь бы КПА принял. Конструкторские бюро вносят изменения в чертежи без ведома военпредов. Сроки изготовления кораблей заводами систематически не выполняются, так, завод № 190 должен был сдать в первом полугодии 1937 года лидеры эсминцев “Минск” и “С-500”, 4 тральщика, 2 сторожевых корабля — ни один из кораблей в установленный срок не сдан. К концу 1937 года не будут сданы и миноносцы. Не будут также сданы миноносцы, строящиеся на заводе № 189. Предприятия с пренебрежением относятся к документации: изготовленные главные и вспомогательные механизмы не имеют формуляров; лидеры эсминцы, сторожевые корабли и тральщики не имеют отчётной документации; 85% поставок контрагентов не имеют сопроводительных документов»16.

Таким образом, созданные ещё во времена Петра I органы приёмки военной продукции как «государево око» в 1930-е годы сыграли важнейшую роль в оснащении армии и флота СССР надёжной, современной военной техникой и вооружением, что наряду с другими определяющими факторами позволило Советскому Союзу победить фашистскую Германию в Великой Отечественной войне. КПА был государственным органом, подконтрольным только высшим должностным лицам по вопросам борьбы за качество выпускавшейся продукции военного назначения, делавшим её надёжной и долговечной. С ростом объёма выпуска «специфических изделий» и ассигнований на их производство в конце 1930-х годов возникала необходимость в увеличении количества военпредов. Эта потребность реализовывалась в те годы путём вхождения в состав КПА опытных, высококвалифицированных, проверенных, идеологически преданных кадров, отстаивавших на предприятиях интересы государства.

 

___________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ) Ф. Р-441. Оп. 16. Д. 230. Л. 94.

2 Там же.

3 Латыпов Т. От оружейной канцелярии до военной приёмки / Время и деньги / Общество: http://www.e-vid.ru (Дата обращения 5 января 2013 г.).

4 Там же.

5 Там же.

6 РГА ВМФ. Ф. Р-1498. Оп. 1. Д. 60. Л. 221.

7 Там же. Л. 236.

8 Там же. Л. 222.

9. Там же. Л. 237.

10. Там же. Л. 223.

11. Там же.

12. Там же. Л. 238, 239.

13. Там же. Л. 224, 240.

14. Там же. Л. 240.

15. Там же. Л. 224, 225, 240, 241.

16. Там же. Л. 243—245.

 

Источник: http://history.milportal.ru/2015/03/deyatelnost-gosudarstvennyx-kontroliruyushhix-organov-na-leningradskix-oboronnyx-predpriyatiyax-i-v-nauchnyx-uchrezhdeniyax-1930-e-gody/